Стань космонавтом

Крутые профессии, перспективные отрасли и лучшие эксперты. Всё для того, чтобы помочь тебе ответить на вопрос «Кто Я?».
Space-man
По запросу найдено: 811 результата
Я - агроинженер. Я отвечаю за технику, которая поливает, копает и ездит по полям. Обеспечиваю её работу и ремонт. А ещё изобретаю и налаживаю оборудование для сельского и лесного хозяйства. От меня ждут свежих идей, как автоматизировать тяжелый труд людей на полях, повысить эффективность работы сельхозтехники и увеличить урожаи. Часто мне приходится придумывать что-то прямо на месте, ведь погода любит преподносить сюрпризы: неожиданно случается то засуха, то затяжные дожди, то заморозки. Как опытный полководец, я должен моментально учесть стихийные обстоятельства и преобразовать свою механическую армию из машин и комбайнов. Найти оригинальные технические решения для нестандартной ситуации и не дать урожаю пострадать. Я всегда устремлен в будущее. Сельское хозяйство быстро модернизируется, а земледелие становится цифровым. Уже скоро состояние почвы, содержание влаги, концентрацию удобрений и другие параметры будет контролировать автоматика, но и за ними тоже придется следить. Так что мне нужно находить общий язык не только с железными машинами, но и с искусственным интеллектом. Разбираться в программировании, микроэлектронике и IT-технологиях.
Когда на Руси хотели проверить качество знаменитых оренбургских платков, их пропускали через кольцо, снятое с руки. Правильная «паутинка» из первоклассной шерсти легко проходила «препятствие». Со временем проверять всё, что выходит с конвейера швейной фабрики, стал я – контролёр качества текстильных изделий. Моя задача – делать так, чтобы вся готовая продукция была безукоризненной. Я слежу за цветом, формой, внешним видом изделий и проверяю, насколько итоговый продукт соответствует техническим условиям и стандартам. Но моя работа начинается не на последней стадии производства. Ещё в самом начале я контролирую сырье, которое поступает на завод. При этом не слишком важно, что именно сегодня делает фабрика – шёлковые блузы, тюлевые занавески или шерстяные ковры. Процедура всегда похожа: я должен проверить плотность, ширину и меры тканей, массы сукон и полотен. А если что-то не так – вернуть их для дополнительной обработки и устранения дефектов. Правильность нанесения узора и четкость рисунка контролирую тоже я. А затем я наношу на полотно необходимые ярлыки, маркировку и нашивки. И, наконец, составляю документы о результатах контроля. У моей профессии нет географических границ: я могу работать по всему миру. А могу остаться в России, ведь у нас есть много крупных предприятий с хорошими традициями. Как бы далеко не ушли технологии, без моей профессии всё равно не обойтись. Ведь даже если человечество полностью перейдет на наноодежду, её выпуск тоже придется контролировать!
Я -- социолог городского пространства. Я изучаю жизнь людей в городе, чтобы узнать, как можно сделать её лучше, интереснее, а главное – удобнее. Можно сказать, что я пытаюсь решать городские проблемы, ведь если граждан что-то не устраивает, то начинает копиться недовольство. Кому, например, понравится, если автобус регулярно опаздывает на полчаса, а единственный городской кинотеатр на ремонте уже третий год? Поэтому я должен как Бэтмен посмотреть на город откуда-то свысока и понять, какие проблемы срочно нужно решить, пока не стало слишком поздно. Я могу часами стоять с блокнотом и секундомером на перекрёстке и анализировать, куда именно идут люди и как долго они ждут зелёный сигнал светофора. Результаты моих наблюдений, опросов и подсчетов я передаю аналитикам и специалистам, а они уже улучшают инфраструктуру для горожан. Возможно, нужно увеличить время горения зелёного сигнала светофора, особенно если машин на дороге мало и это не скажется на комфорте автомобилистов. Где-то лучше выкопать подземный переход и разгрузить проезжую часть. Моя задача – найти и показать, где нужны улучшения. Я, как врач-диагност, ставлю городу диагноз и выбираю для него стратегию развития. Если возводится большой жилой комплекс, то рядом обязательно должны строиться школа, детский сад, поликлиника и возводиться целая инфраструктура из магазинов, досуговых центров, маникюрных салонов и фитнес-центров. Горожанину должно быть удобно в городе, и эту задачу готов решать я – социолог городского пространства.
Я – инженер-мехатроник. Я создаю "мозги" автомобиля. Я пишу программы, которые заставляют двигаться разные детали машины по нужной мне схеме. Для этого я использую компьютеры и микросхемы, внедренные прямо в механические приборы. И все эти узлы я не только разрабатываю и устанавливаю, но и проверяю. Я смотрю, как они уживаются вместе, и без конца совершенствую. Главное, чтобы автомобиль в конце концов остался не только сильным, удобным и красивым, но и доступным по цене! В течение рабочего дня я перемещаюсь от мастерской к монитору и обратно. Я одинаково блистателен в сварке, фрезеровке, 3D-моделировании и программировании. А ещё я весьма неплохой токарь, кабельщик и даже электрик. Я знаю машину вдоль и поперёк, могу собрать и разобрать любую деталь. Эти навыки необходимы для моих новых разработок. К примеру, каждый мехатроник теперь должен знать, как устроена АБС -- антиблокировочная система, которая помогает водителю в случае ЧП не потерять управление. Если 100 лет назад автомобиль был полностью механическим, то сейчас по дорогам разъезжают машины-беспилотники, в которых от механики скоро могут остаться только колеса и кивающая собачка у лобового стекла. За роботами будущее, и именно я должен это будущее приблизить. Кстати, если мне станет скучно с автомобилями, я всегда найду чем заняться. Например, я смогу строить самолеты и создавать роботов-хирургов, а на пенсии подрабатывать сисадмином.
Я – механик электромобилей! Моя работа – разбираться в электрических моторах, аккумуляторах и километрах проводов, которые проложены в каждом электромобиле. Еще 5-7 лет назад моя профессия была редкой, даже экзотической, из-за маленького числа машин с электродвигателями. Долгое время этот вид транспорта был где-то на задворках прогресса из-за того, что не было быстро заряжаемых аккумуляторов для долгих поездок. Но сегодня всё меняется, и электрическими становятся даже самокаты (кстати, их я тоже умею чинить)! В электромобиле, в отличие от машин с бензиновым двигателем, меньше разных промежуточных систем. Например, нет бензобака и системы подачи топлива, нет коробки передач, нет выхлопных газов, а значит, и систем их очистки и выхлопа. В сравнении с обычным автомехаником моя работа может показаться проще, однако это далеко не так! Вместо прежних больших железяк в электромобиле огромное число маленьких электрических схем и контроллеров, отвечающих за подачу и расход энергии. Их уже не починить при помощи монтировки и гаечного ключа, тут нужны глубокие знания электротехники, электроники и более тонкие диагностические и ремонтные инструменты! Знаешь, кто у нас в стране покупает и устанавливает больше всех зарядных станций для электромобилей? Владельцы автозаправочных станций? Нет! Строители жилых комплексов! Считается хорошим тоном, когда в новых кварталах появляется больше экологически чистых машин. Это значит, что жить в них будет комфортнее. А с ростом числа «заправок» еще больше вырастет количество электромобилей и необходимость в людях моей профессии!
Я -- архитектор интеллектуальных систем управления. Я разрабатываю программное обеспечение для беспилотного транспорта. Сейчас перевозками управляют люди, но в будущем, благодаря моим разработкам, транспорт полностью доверят автоматике. Уже сейчас машинный интеллект массово помогает водителям, лётчикам и диспетчерам — это система «парковки без рук» на автомобилях, автопилот на самолётах, софт для автоматических сервисов заказа такси. Но всё это «цветочки», а ягодкой станет полное исчезновение водителей и диспетчеров. Будет «одна сплошная автоматика»! Я создаю такое программное обеспечение, которое будет собирать и анализировать большие объемы данных с разных датчиков. «Демоверсию» моей работы ты можешь видеть у себя в навигаторе. Как архитектор системы, я определяю механизм и иерархию принятий решений, проще говоря, упорядочиваю работу программы. Важно избежать конфликта между элементами, обеспечить её оперативность и безопасность. Окончательное решение всегда должно быть за человеком! Кстати, большинство идей и технологий я черпаю из авиации и космических разработок. Программисты-архитекторы не зря считаются элитой сферы IT. Помимо стандартной информатики, я должен владеть программной архитектурой и мехатроникой, досконально разбираться в устройстве автомобиля и организации транспортных систем. Я новатор, а труд новатора всегда в цене.
Согласись, чем легче обувь, тем удобнее и дольше в ней можно ходить. Так же и с транспортом – чем легче самолёт, автомобиль или поезд, тем быстрее он двигается и тратит меньше топлива. А за счет чего можно этого добиться? Правильно, за счет более легких современных материалов! Главное, чтобы при снижении веса не снижались прочность, надежность и безопасность. И это как раз моя задача, ведь я -- проектировщик композитных конструкций для транспортных средств. Для работы мне не требуются большие станки и гигантские прессы. Деталь создается на компьютере в программе для 3D-моделирования, а затем с помощью трехмерного принтера изготавливается матрица – основа, на которую с помощью сверхпрочных полимеров наклеивают несколько слоев углеродной ткани. Легкие и экономные конструкции из композитов наносят гораздо меньше вреда окружающей среде и могут быть переработаны, а для их производства нужно в четыре раза меньше энергии в сравнении со сталью. И государство, и бизнес, и простые люди понимают, что композитные материалы – это будущее. У моего приятеля в собственной тюнинговой мастерской, в которой он делает карбоновые детали для машин, очередь из клиентов. Сам я планирую через три-пять лет работы стать начальником проектного отдела по композитам. А если космический институт, проектирующий детали модулей для лунной базы, предложит условия интереснее, перейду к ним. Одно я знаю точно – скучно не будет!
Что нам обычно нужно от автомобиля? Чтобы он был красивым, надежным и безопасным. Для этого над ним работает целая команда специалистов. Но если какая-нибудь очень красивая деталь будет мешать обзору или новые тормоза дадут сбой, то я не допущу такой автомобиль в производство. Я – водитель-испытатель. От моей работы зависят жизни тысяч людей, ежедневно заводящих свои машины. Получая от команды инженеров прототип автомобиля, я обязан испытать его в жару и в мороз, на песке и в воде, после чего дать свои рекомендации по улучшению или замене ненадежных деталей. Но моя работа не ограничивается новыми моделями. Все автомобили, сходящие с конвейера автозавода, водители-испытатели обкатывают на стенде или полигоне. Без этого ни одна машина не попадает в автосалон для продажи. Грузовики и автобусы подвергают еще более жестким испытаниям, так как требования по безопасности к ним выше. На эти испытания принимают только очень опытных специалистов с большим водительским стажем. А самые «монстры» работают с военной техникой, для проверки которой армия России организует целые пустынные и арктические экспедиции. Посмотри вокруг, когда будешь идти вдоль оживленной улицы. Ты увидишь огромное разнообразие марок и моделей автомобилей. Это говорит о постоянном прогрессе автомобильной промышленности. Но даже если весь мир пересядет на электромобили, безопасность водителя и пассажиров всегда будет на первом месте. Новинки всегда нужно будет испытывать, а значит, профессия водителя-испытателя останется нужной до тех пор, пока не изобретут телепортацию!
Я -- байер. Я специалист по закупкам в магазинах одежды и обуви. Именно я формирую политику продаж и решаю, какие ботинки, юбки, брюки, пальто и сумки будут представлены в магазине в новом сезоне. Фактически, я незаметно управляю твоим гардеробом! Конечно, прежде всего, я слежу за трендами. Для меня важно, чтобы вещи были актуальными, а не «пахли нафталином». Но даже если в лукбуках дизайнеров джинсы-скинни давно уступили место джинсам-трубам с высокой талией, а девушки по-прежнему предпочитают носить облегающее, мне приходится с этим мириться и закупать скинни из сезона в сезон. Так что главное, чем я руководствуюсь -- это не тренды и даже не хороший вкус, а, прежде всего, желания покупателя! Страшный сон байера -- завалить продажи и оттолкнуть клиентов. Поэтому, чтобы заказать коммерчески удачную коллекцию и сделать магазин прибыльным, я не просто угадываю желания покупателей. Любая закупка — это результат постоянного анализа продаж, прогноза трендов, просмотра сотни коллекций. Моя работа –- это круговорот выставок, презентаций, показов и постоянных сделок. Моя профессия настолько молодая, что в качестве основного высшего образования ей пока не обучают в вузах. А значит, квалифицированный байер сейчас на вес золота. Байерами чаще всего становятся закупщики промышленных товаров, которые разбираются в финансовой аналитике и решают попробовать свои силы в модном бизнесе. Также до моей позиции могут вырасти стилисты, консультанты модных марок или мерчендайзеры.
Я -- художник по костюмам. Я помогаю актерам перевоплотиться в своих героев -- создаю образы для кино, театра и телепрограмм. С помощью костюма я передаю социальный статус, возраст, характер и даже настроение персонажа. Кроме того, на мне лежит ответственность за бюджет на съемочный гардероб. Мою профессию часто путают с работой костюмера. Но он лишь помогает мне ухаживать за вещами, подгоняет их по фигуре актера и отвечает за транспортировку. Мои умения и задачи гораздо серьезнее. Я знаю историю костюма и разбираюсь в тонкостях фасонов, которые носили в разные эпохи. Так, например, для фильмов об истории середины XIX века я одену своих героинь в платье с рукавами-буф и юбкой-колоколом, а сверху накину меховое манто. А вот люди будущего из фантастического триллера с моей легкой руки будут ходить в светящейся робе из нановолокон, в которую встроена масса датчиков. Даже в век цифровых технологий я еще долго буду незаменим. Да, сегодня в кино всё чаще наряду с актёрами играют виртуальные персонажи. Но даже им нужна одежда, которую придумывает... художник по костюмам! Просто затем свои эскизы я отдаю не портным, а художникам-графикам. Впрочем, назвать мою профессию популярной тоже нельзя. Все потому, что востребована она только в крупных городах, где сосредоточены театры и кино- и телепроизводство.
Я – раклист. Как настоящий (только заводской) художник я могу задать ткани рисунок, а потом сменить его. И тогда вся новая партия платков окажется в мелкую ёлочку, а носки – в красный горошек. Я полностью обслуживаю печатную машину для набивки рисунков на полотне. А с помощью тонкого отполированного ножа – ракли -- я очищаю краску с награвированных поверхностей валов и досок, с которых рисунки переносятся на ткани, изделия из фарфора и фаянса. Печатать на ткани можно по-разному. Например, трансферная печать -- это печать через промежуточный носитель -- бумагу или плёнку. Сначала я наношу изображение краской, а затем прижимаю термопрессом к декорируемому предмету. Это самая популярная, быстрая и дешёвая технология. Плоттер, пресс и компьютер — больше мне ничего не потребуется! А вот метод шелкографии (его ещё называют шелкотрафарет) куда долговечнее. Он позволяет печатать почти на любых материалах, начиная с воздушных шаров или полиэтиленовых пакетов и заканчивая корпусами ракет. Для того, чтобы напечатать один цвет, мне придётся изготовить один трафарет на специальной раме. Если цветов шесть, то и рам шесть. Чаще всего я работаю именно этим методом в специальном помещении за особыми станками. Вокруг меня – краски, химия и помогающий технолог. Сначала мы изучаем дизайн-макет, определяемся с количеством цветов, тиражом и материалом. Затем настраиваем машины-автоматы и приступаем к печати. И одежда, и предметы быта должны быть не только практичными, но и красивыми, приятными глазу. Ведь гораздо приятнее жить и творить в красоте. Меняются и усложняются технологии производства – почти никто сегодня не расписывает полотенца вручную. Но представь себе моду без красок и принтов! Её бы просто не было, ведь рисунок и цвет – это главное, что отличает изделия друг от друга. Возможно, в будущем мы будем выбирать рисунок на футболке одним нажатием кнопки на смартфоне. Но массовое производство обычной одежды сохранится еще долгие века – человечество просто еще не придумало ничего дешевле и удобнее.
Я – оператор раскройного оборудования. Моя работа – гладко настилать и раскраивать рулонные материалы. А цель – сделать как можно больше качественных деталей одежды и обуви, которые выходят из-под пресс-автомата. Я приложил руку к созданию твоей любимой кожаной куртки, зимних сапог и даже летних босоножек. Базовая выкройка – основа, по которой моделируется швейное изделие. Конечно, на современных производствах установлены специальные программы для машин, которые позволяют производить крой материалов по выкройкам, заложенным в программном обеспечении, и изменять основные выкройки буквально на ходу. Поэтому моя профессия относительно новая – еще недавно выкройки делали вручную из бумаги, ткани или плотной плёнки, а затем изготавливали по ним шаблоны и лекала. На швейных фабриках хранились залежи миллиметровой бумаги, а контуры выкройки переносились на ткань с помощью портновского мела, обмылков или исчезающего маркера. Теперь же большую часть работы выполняет “умная” машина – она в считанные секунды точно раскраивает любой материал. Но всё равно за ней нужно следить. Этим я и занимаюсь: настраиваю работу пресс-автомата, подбираю нужные резаки, подаю и регулирую настил на оборудовании. Специалисты моей сферы нужны будут всегда, потому что человечество никогда не перестанет одеваться. Как бы ни менялась мода, как бы ни влияли на одежду и обувь новые технологии, без этого предмета быта просто невозможно представить жизнь. Наши предки носили сафьяновые сапоги с драгоценными камнями и жемчугом, а сегодня мы охотимся за «умными» кроссовками со встроенным навигатором, которые к тому же умеют шнуроваться сами. И даже если человечество перейдет на одежду и обувь, напечатанную на 3D-принтере, любители классики найдутся всегда.
Я – отделочник ткани. Моя цель – придать ткани красивый внешний вид и улучшить её качество. Для этого я тружусь на красильно-отделочной фабрике и каждый день обрабатываю ткань, растягиваю и складываю полотно на отделочных машинах. На первый взгляд мой труд не заметен, но на самом деле без меня не было бы ни твоего любимого платья, ни костюма. Ткань, снятая с ткацкого станка, называется суровьем. Ее не используют для изготовления одежды, она требует отделки. Поэтому перед тем, как за полотно возьмётся раскройщик, я должен хорошо поработать. Сначала подготовить ткань – удалить с поверхности посторонние волокна, крахмал и все загрязнения, промыть или отбелить полотно, если нужно. Затем приходит очередь крашения и печатания. И, наконец, заключительная отделка. Спорим, ты никогда не слышал этих слов: аппретирование, ширение и каландрование. Звучит как магическое заклинание, но на самом деле это всего лишь повышение износостойкости, выравнивание и разглаживание полотна. Я забочусь о ткани и дальше – слежу за тем, чтобы она скаталась в ровные рулоны без перекосов и загнутых кромок. А еще я снимаю полотно с оборудования и проверяю его ширину, влажность, внешний вид и усадку. Бурное развитие технологий не обошло стороной и производство одежды. Купальники со светодиодами или вживлёнными микрокапсулами парафина, которые выделяют тепло, пряжа, свойства которой можно настроить самостоятельно, и даже одежда, напечатанная на 3D-принтере – всё это уже давно существует. Но тем больше человечество ценит простую одежду из льна, хлопка, шерсти или шёлка. Возможно, новые технологии станут настолько легко тиражируемыми, что роскошью будут вещи, сшитые вручную из натуральных тканей, а подобный способ производства станет настоящим шиком и редкостью. В любом случае, куда бы не свернул прогресс, без работы я точно не останусь.
Я – конфекционер. На швейном производстве я подбираю и закупаю ткани и фурнитуру для одежды. При этом я должен всё учесть и просчитать: и свойства ткани, и требования моды, и особенности технологического процесса… А затем мне нужно выбрать лучший по всем параметрам материал. Ведь от моей работы зависит удобство и качество одежды, которую носит каждый из нас. Я должен сделать так, чтобы одежда понравилась будущему покупателю на все 100 процентов, а после покупки радовала его долгие годы своей красотой и долговечностью. Для этого я задаю себе множество вопросов: кому предназначен будущий костюм – мужчине, женщине, ребенку? Для спорта или работы он ему нужен? А может быть, для отдыха или торжества? В какой сезон его будут носить? Выбрать ли мне модную сейчас клетку или сделать его однотонным? И, в конце концов, сколько шерсти, а сколько полиэстра в нём будет? Отвечая на эти вопросы, я составляю конфекционные карты. В них я зарисовываю модель, обозначаю образцы основного материала возможных цветов и рисунков, а ещё – подкладку. Я указываю вид и количество необходимой фурнитуры: все пуговицы, застёжки, крючки, петли и молнии и прилагаю к карте образцы всех материалов с артикулом. В последние годы работы у меня прибавилось: передовые бренды сейчас задумываются не только о качестве и красоте одежды, но и о ее экологичности. К тканям предъявляют всё новые требования: они должны быть безвредными для человека, нетоксичными, не выделяющими вредных частиц при переработке. Как правило, всем этим пунктам отвечают ткани из натурального волокна: кукурузного, конопляного, бамбукового и даже бананового. Кожзаменители на основе листьев ананаса или похожий на шёлк материал из жмыха, который остаётся после производства апельсинового сока – всё это уже не фантастика, а самая настоящая реальность! Кстати, как и ткани, удерживающие тепло, меняющие цвет и вырабатывающие электричество. Инновации уже давно подбираются к нам со стороны военной одежды и спортивной формы. Осваивать применение этих необычных материалов в повседневной жизни тоже предстоит мне.
Я – государственный служащий, я работаю в госорганах и представляю государство в самых разных сферах. Я могу быть военным или гражданским госслужащим. Именно со второй группой люди сталкиваются в повседневной жизни чаще всего – это налоговые работники, полицейские, депутаты, судьи, прокуроры. Но есть то, что объединяет абсолютно всех моих коллег – зарплату нам выплачивает государство. Главное – не путайте госслужащих с «бюджетниками», к которым относится большинство учителей, врачей, дворников, сотрудников МФЦ, воспитателей. Им также выдают зарплату из госбюджета, но функции государства они не выполняют. Я могу работать в самых разных госструктурах: от Департамента торговли небольшого города до Министерства туризма целой страны. Главная моя задача на любом месте – следить за соблюдением законодательства. Мои задачи зависят от чина, который мне назначают по итогам аттестаций. Всего в реестре чинов пять групп: от курьеров и секретарей до высших руководителей государства. Чем выше чин, тем выше моя должность и зарплата. Госслужащие начального звена делают всё «руками» – обрабатывают запросы, составляют документы, ведут переписку. Чиновники же на руководящих постах контролируют всю эту работу, но и ответственность несут куда более серьёзную! Они согласовывают все важные решения и являются официальным лицом своего госоргана. С каждым годом работа госслужащего немного упрощается – спасибо технологиям и электронным сервисам. Сейчас можно, например, без моей помощи взять выписку из налогового реестра или оставить заявку на льготы. А вообще профессия госслужащего во все времена считалась престижной. Но главные плюсы моей работы – стабильность и социальная защищённость, которыми похвастается далеко не каждый бизнес. Учитывая, что экономический кризис может случиться в любой момент!
Я GR-менеджер. GR – это Government Relation. Дословно: связь с государственной властью. Я отвечаю за взаимодействие компании с органами власти и с общественными организациями. Я стараюсь, чтобы наша компания в их глазах выглядела достойно. И налаживаю между нами успешные и плодотворные связи, которые помогут нашему бизнесу процветать. Для этого я организую встречи и переговоры с представителями власти, провожу семинары и презентации. Принимаю участие в профильных выставках и конференциях. Государственные мужи (или дамы), с которыми мне приходится общаться, живут под давлением строгих правил и сложных государственных законов. Поэтому, мне, как переводчику с языка бизнеса на язык «государственно допустимый» приходится лавировать между желанием моего босса заключить выгодную сделку, и опасением государственного служащего нарушить какое-то постановление. Такие сделки, где приходится тесно общаться с представителями власти, заключаются на бюджетные деньги, пройдя систему госзакупок и выигрывает тот, кто предложит наивысшее качество при наименьшей стоимости. Часто бывает так, что я сам долгое время был госслужащим, а теперь перешёл в коммерческую структуру и моя телефонная книжка с нужными номерами очень помогает ведению бизнеса. Ведь, если я на госслужбе зарекомендовал себя, как порядочный сотрудник, то и к компании, чьи интересы я теперь представляю, тоже будет уважительное отношение. Также в мои задачи входит политический анализ, отслеживание законодательных и политических тенденций и изменений. Моя профессия не самая распространённая. Потому что она востребована только в крупных коммерческих компаниях. По этой же причине, в будущем она тоже вряд ли станет слишком уж популярной. Однако то, что специалисты моего профиля будут стабильно востребованы всегда – это точно.
Я -- инженер окрасочного производства в автомобилестроении. И я отвечаю за то, чтобы все машины, которые ездят по дорогам, были покрашены правильно. А покрасить автомобиль -- это, скажу я тебе, не забор на даче эмульсионкой покрыть. Вся работа у нас организована так же строго, как в научной лаборатории. Попадёт случайно на поверхность ворсинка или волосок – и дорогостоящая машина будет забракована. Вот поэтому и нужен специалист, который хорошо знает все технологические этапы покраски, контролирует каждый из них и умеет отлаживать оборудование и подбирать нужные материалы. А ещё я работаю над тем, чтобы усовершенствовать технологии окраски. Ведь красивый цвет машины – это не просто эстетика. Краска защищает железных коней от ржавчины и даже влияет на аэродинамику. Если примешать к эмали особые добавки и пигменты, можно улучшить технические характеристики автомобиля. У каждой выпущенной машины есть бирка с номером краски. Ведь если автомобиль получит повреждения или попадёт в аварию, придётся обновлять заводское покрытие. А подобрать эмаль нужного оттенка на глаз практически невозможно. Даже зная номер цвета, мне и автомалярам часто приходится непросто. Например, покрасить в чёрный цвет нужно только крыло. Даже если мы возьмём «родную» краску, то всё равно рискуем не угадать. Ведь покрытие автомобиля за время эксплуатации может сильно выцвести! В этом случае подобрать нужный оттенок помогает компьютер или колорист. Как видишь, в моей профессии есть не только технологии, но и творчество. Такой специалист, как я, нужен и на заводе по производству автомобилей, и в авторемонтных мастерских. В первом случае ты сможешь рассчитывать на стабильную работу, а во втором у тебя появится возможность не только заниматься выбранным делом, но и стать предпринимателем: организовать и возглавить свой автопокрасочный цех. С такой профессией, как у меня, можно не бояться технической революции и прогресса. Ведь даже если автомобили изменят свой внешний вид и принцип движения, их все равно нужно будет красить.
Я – водитель. По сложности и дисциплине моя профессия вполне может сравниться с врачом или военным, хотя, казалось бы, чего там – сел за баранку и крутишь… Однако дорога – очень опасное место, требующее концентрации внимания, осторожности и уважения ко всем участникам движения. Чтобы приехать в нужное место вовремя, я не имею права отвлекаться ни на что постороннее, ну, разве что на музыку по радио. Именно от меня зависит, приедет ли вовремя бабушка в гости, будут ли завтра в магазине свежие огурцы и молоко, окажет ли доктор помощь больному своевременно! Всюду, где что-то или кто-то должен попасть из пункта А в пункт Б, требуются водители. Одни возят грузы на больших и малых грузовиках. Они в буквальном смысле двигают мировую экономику! Другие водят городские такси, маршрутки и огромные междугородние автобусы. Они головой отвечают за жизнь и здоровье пассажиров. Третьим, самым профессиональным и опытным, достается работа персонального водителя, который возит очень важных персон: от владельцев корпораций до глав государств. А еще есть люди, которые обладают просто ангельским терпением и стальными нервами. Это водители-инструкторы автошкол, обучающие водительскому мастерству зеленых новичков. Я не могу представить себе ни одного вида человеческой деятельности без транспорта, а ты? Любой фирме, службе или государственной структуре требуются водители. Главное для водителя – это опыт. Его можно получать сразу после выдачи водительских прав, но только аккуратной и безаварийной работой можно добиться повышения до механика, а там и до начальника транспортного цеха. При независимом характере можно открыть свою маленькую фирму и исполнять частные заказы на перевозки. Если же ты готов работать в больших и дружных командах, добро пожаловать в общенациональные и международные транспортные компании!
Я – дизайнер автомобильных интерьеров. Именно я решаю, как будет выглядеть новая модель внутри. Моя задача -- сделать машину не просто красивой, но ещё и удобной, чтобы водитель не уставал ни в долгой дороге, ни в пробке. Тут приходится учитывать всё, вплоть до запаха материалов. Важны все детали: чтобы рычаг коробки передач не мешал тянуться к подстаканнику, цвет панели не перебивал оттенок экокожи на руле, а кнопки на приборной панели легко нажимались. Дизайн «с нуля» занимает в среднем 3-4 года. Это значит, что у меня в черновиках уже есть рисунки моделей середины 2020-х! Сначала я делаю наброски у себя в блокноте. Те, что получили одобрение начальства, я воплощаю в 3D-программах, а затем -- в масштабе 1:1 из скульптурного пластилина. Примерно раз в три года мы обновляем уже бегающие модели, подогревая спрос на них. Увеличили фары, приподняли бардачок – считай, выпустили улучшенную версию. Автомобильный рынок насыщен, конкуренция огромная. По одной и той же цене можно купить десятки моделей со схожими техническими характеристиками. Поэтому так важно выделиться, покорить покупателя красотой и комфортом. Чем я, собственно, и занимаюсь! Скорее всего, вот-вот автомобили научатся летать, а управлять ими будет автопилот. Но даже при этом они должны выглядеть эффектно, оставаться удобными и безопасными. Моя профессия не исчезнет вместе с механической коробкой передач, а свежие идеи в дизайне всегда в цене. Так что попроси родителей достать твои детские рисунки. Возможно, в этих каракулях спрятан будущий хит автопродаж.
Я -- транспортный инженер. Я невидимый дирижёр транспортных потоков! Моя задача сделать так, чтобы на дорогах не было пробок, люди не ждали транспорт по полчаса, а у автомобилистов всегда были в запасе альтернативные маршруты. Да-да, всё это возможно, если правильно организовать транспортную инфраструктуру. Именно этим я и занимаюсь. Если она уже построена до меня, то я собираю «дорожную» информацию, анализирую данные, выявляю проблемы и нахожу, как их решить. Где-то будет достаточно установить дополнительный светофор, а где-то – построить развязку. Но бывает, что дорог и транспортных путей просто нет. Например, когда на окраине города возводят новый жилой квартал. Тогда мне нужно заранее продумать транспортные пути и схемы движения. Я отвечаю за движение всего городского автотранспорта, а значит, должен знать особенности работы всех его видов: и трамваев, и автобусов, и фур. Мне надо понимать, по каким дорогам можно пустить большегрузы, а по каким -- ни в коем случае, где позволено проложить новые трамвайные пути, а где -- нет. Решать транспортные проблемы мне помогает компьютер. В отличие от меня, он может быстро просчитать, как увеличится нагрузка на дорогу через пять лет, учесть рост количества машин, износ полотна и много других факторов. Такие компьютерные прогнозы на языке профессионалов называются транспортным моделированием. Без них оптимизировать движение на улицах городов и искать эффективные технические решения было бы очень сложно. А ещё искусственный интеллект всегда подскажет, будет ли оправдано строительство новой дороги или развязки. Чтобы грамотно управлять движением машин и планировать развитие транспортных систем, тебе понадобятся знания сразу в трёх областях: инженерном деле, математике и экономике. Да, учиться придётся основательно, но можешь быть уверен: ты не зря потратишь время. Современные города стремительно растут, транспортные потоки увеличиваются и видоизменяются. А значит, специалисты, которые знают, как их правильно организовать, будут необходимы, как воздух. Ведь без нас мегаполисы превратятся в одну большую пробку.
Я – ведущий. И мне приятно осознавать, что у каждого есть свой любимый «я» – тот, кто ведёт программу на телевидении или радио. Могу поспорить: ты думаешь, что знаешь про мою работу всё. А ещё что мог бы делать её не хуже меня! Ну что, угадал? Скорее всего, ведь почти все считают, что «сидеть в кадре», а уж тем более в радиоэфире, где тебя не видно, не ахти какая трудная работа. Эх, знал бы ты, как сложно найти хорошего ведущего. Телеканалы и радиостанции устраивают для этого целые кастинги. На них приходят сотни человек, и очень часто никто из них не подходит. А всё потому, что приятная внешность и хорошо подвешенный язык -- это далеко не всё, что требуется ведущему. Чтобы удержать внимание аудитории, нужна харизма. Чтобы свободно общаться на самые разные темы – большая эрудиция. Чтобы с достоинством выйти из неловкой ситуации -- чувство юмора. Чтобы быстро сориентироваться в эфире – находчивость. Нечасто всё это встречается в одном человеке. А ещё нужна магия, которую невозможно объяснить словами. Бывает, что спокойный в обычной жизни человек просто расцветает в эфире. На телевидении про таких говорят, что их любит камера. Работу ведущего можно сравнить с айсбергом. Большая её часть не видна. Например, если я веду новости, то обычно сам пишу себе тексты. Для этого я весь день слежу за событиями, которые происходят в мире. В последний момент может случиться что-то непредвиденное, и мне придётся на ходу перестраивать весь выпуск. Поэтому во время прямого эфира у меня в ухе всегда есть наушник, через который я получаю информацию и подсказки от своей команды. Если я ведущий ток-шоу, мне нужно изучить большой объем информации по теме программы. Чтобы беседа не превратилась в хаос, я заранее должен понимать, какие вопросы кому задать и как выстроить диалог между гостями. На экране и в радиоэфире я всегда держусь уверенно и непринуждённо, но внутри я собран, сосредоточен и напряжён. Многие успешные ведущие учились совсем другому, а на телевидение и радио попали по воле случая. Так что везение играет в моём деле большую роль. Однако если ты решишь получить специальное образование, то уже на третьем курсе сможешь устроиться на практику и познакомиться с профессией изнутри. Ты приобретёшь полезные знакомства и проверишь свои силы. Не бойся начинать с работы администратора или корреспондента. Даже самые известные ведущие не сразу оказались в кадре! И помни: чем больше у тебя навыков и компетенций, тем выше шансы получить работу. На смену обычным ведущим новостей скоро придут роботы, а вот тех, кто умеет импровизировать и вызывать у зрителя эмоции, не так-то просто найти и заменить!
Я -- инженер по электрооборудованию автомобилей. Когда не крутит стартёр, генератор не даёт зарядку или сломалась сигнализация, все сразу вспоминают обо мне. Я помогаю решить эти проблемы, но это далеко не всё, что я делаю. Моя задача не только обслуживать электротехнические и электронные системы автомобилей, но и разрабатывать их. Не будь меня, грузовые и легковые машины были бы кучей железа, неспособной сдвинуться с места. Я вовсе не шучу. В современных автомобилях электроника отвечает почти за все функции! Электронные устройства управляют системами питания и зажигания, контролируют работу автоматической коробки передач, обеспечивают навигацию и климат-контроль. От того, насколько качественно разработаны «электронные решения», напрямую зависит надёжность автомобилей. Машины отличаются друга от друга, как и люди разных национальностей. У них не только непохожие внешние данные: форма кузова и размеры, но и свои нюансы в электрике. Можно сказать, свой электрический код. Поэтому мне желательно знать устройство автомобилей разных производителей. А ещё я всегда готов учиться, ведь электронная начинка машин постоянно усложняется. Светлая голова у меня сочетается с золотыми руками. Я умею и пользоваться современным диагностическим оборудованием, и работать по старинке -- с помощью обычного слесарного инструмента. С каждым годом моя профессия становится всё нужнее, ведь автомобили умнеют, обучаются ездить без водителей и сами принимать решения. За всё это отвечают электронные мозги, которые сами не появятся и сами себя не починят. Я могу работать на автомобильном производстве как инженер-конструктор. Тогда я придумываю, как усовершенствовать «электронную начинку» автомобилей. Кроме того, я могу устроиться на должность технолога. Тогда я буду тщательно следить за выполнением всех стандартов при производстве электронных устройств и блоков. А ещё меня охотно примут на работу в сервисные мастерские. Там я буду проводить диагностику, устанавливать причины поломки электрооборудования автомобилей и заниматься его ремонтом. Если ты любишь автомобили, то, получив мою специальность, легко сможешь превратить своё хобби в доходное дело. И, набравшись опыта, открыть собственный бизнес.
Я -- инженер-конструктор автомобильного транспорта. Благодаря мне повозку, запряжённую лошадьми, сменила самоходная телега, телегу -- автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, а его -- электромобиль. Впрочем, я давно принял новый вызов и уже вовсю создаю беспилотник. Я конструирую новые узлы и агрегаты, совершенствую уже существующие конструкции автомобилей, участвую в разработке и испытании прототипов и опытных образцов, запускаю машины в серийное производство. Важно заметить, что я ничего не изобретаю, а работаю по готовому техническому заданию. Впрочем, это не исключает того, что я тоже могу быть изобретателем. К тому же, я не просто разработчик проекта, а его менеджер. Я заказываю нужные мне комплектующие и ищу оптимальные решения для заказчика. Раньше работа инженера ассоциировалась с кульманом -- чертёжным прибором в виде доски, большими чертежами и наточенными карандашами. Но всё это давно осталось в прошлом. Сегодня все чертежи я делаю на компьютере с помощью CAD-моделирования. Получается в разы быстрее и качественнее! Считается, что уже больше 10 лет на российских предприятиях не хватает профессионалов инженерных специальностей. Дело в том, что в девяностых годах прошлого века отечественное автомобилестроение попало в затяжной кризис, туда же затянуло и профессию инженера-конструктора. К счастью, сейчас заводы восстановлены, как и производство и престиж профессии.
Я -- автомеханик. Я ремонтирую и технически обслуживаю автомобильный транспорт, то есть всё, что имеет двигатель: от лёгкого мопеда до большегрузного самосвала. Я могу разобрать и заново собрать ходовую, с первого взгляда вычисляю битый автомобиль (даже когда продавец уверяет, что он новый), по шагрени определяю перекрашенные детали и знаю, что жабо -- это не только воротник, но и пластиковая накладка под ветровым стеклом. Я досконально знаю устройство и принцип работы всех узлов и агрегатов машины, а ещё помню особенности эксплуатации марок и моделей, с которыми работаю. Я умею определять причину поломки и специфику дефекта. Впрочем, многое мне подсказывают не столько знания, сколько опыт. Например, если «аппарат» не заводится, не нужно бросаться разбирать двигатель. Проблема может быть в отпавшем проводе катушки зажигания. А ресурс сайлентблоков нижнего рычага можно увеличить почти вдвое, если не рвать на светофоре, а плавно стартовать и прибавить скорость, спустя пару секунд. От качества моей работы часто зависит безопасность людей. Так, если я неправильно поставлю «диагноз» и выберу неверный способ «лечения» проблемы, машина может «закашлять» и встать на полпути. Кстати, свою работу я часто сравниваю с работой врача. Сайлентблоки рычагов у меня «устают», катушки зажигания «хандрят», а цепь ГРМ может «умереть без симптомов». Учитывая количество автомобилей и их пожилой средний возраст, легко сделать вывод, что автомеханик -- это одна из самых востребованных рабочих профессий в России. К сожалению, все машины ломаются. А в моём случае это значит, что без работы я точно не останусь.
Крупнейшая автомобильная корпорация Российской Федерации. ПАО «КАМАЗ» входит в 20-ку ведущих мировых производителей тяжёлых грузовых автомобилей и находится на 16-м месте по объёмам производства тяжёлых грузовиков полной массой более 16 тонн.
19.12.2019
Image
Насколько роботизация уже охватила транспортную промышленность? Как современные технологии помогают обеспечивать безопасность транспорта? И возможно ли такое, что водители и вовсе останутся без работы? Подробнее обо всём расскажут опытные специалисты.