Стань космонавтом

Крутые профессии, перспективные отрасли и лучшие эксперты. Всё для того, чтобы помочь тебе ответить на вопрос «Кто Я?».
Space-man
Специалист по медицине катастроф
Я – специалист по медицине катастроф. Я организую и оказываю медицинскую помощь в условиях чрезвычайных ситуаций. «Здесь надеются на лучшее, но всегда готовы к худшему», -- так говорят мои коллеги. Наши будни – это крупные пожары, наводнения, землетрясения и ДТП. Скажу честно, это работа, что называется, «на пределе». Во-первых, если в больнице работают по схеме «один врач – один пациент», то у нас чаще всего «один врач – много пострадавших». Во-вторых, спасать жизни нередко приходится прямо здесь и сейчас, в экстремальных условиях. Анестезиологи-реаниматологи, травматологи, хирурги, педиатры, токсикологи, радиологи, эпидемиологи – вот самые нужные в чрезвычайных ситуациях специалисты. Как правило, все они есть в территориальных центрах медицины катастроф, но если ситуация совсем критическая, на помощь приходят коллеги из других регионов. Самых тяжелых пострадавших транспортируют в федеральные центры в Москве и Санкт-Петербурге. В случае чрезвычайной ситуации времени и ресурсов почти всегда не хватает. А значит, на первом плане – уровень нашей подготовки и слаженная работа. Поэтому будущие специалисты по медицине катастроф проходят мощную специальную подготовку. Даже опытные врачи постоянно повышают квалификацию, ведь каждое новое достижение медицины может спасти множество жизней. Да, моя профессия престижна и хорошо оплачивается. Но это, конечно, не главное. Работа в сфере медицины катастроф – это всегда экстремальные нагрузки. Причем как физические, так и психологические. Мы чаще, чем другие врачи, сталкиваемся с тем, что не каждую жизнь удается спасти. Но мы бьемся за каждую. Возможно, это прозвучит громко, но в моей профессии могут работать только те, для кого спасение жизней – это призвание. По-другому долго не продержишься.
Каждый день я
буквально «на низком старте» – в любой момент готов выехать на место катастрофы
(но очень хорошо, если не каждый) работаю на месте чрезвычайной ситуации (что бы я там ни увидел, сохраняю спокойствие и холодный ум)
участвую в эвакуации пострадавших
делаю все возможное для спасения пострадавших на месте и в госпитале – порой счет идет на секунды
забочусь о спасателях (помощь, бывает, нужна и им)
обучаю молодых специалистов, когда чрезвычайных ситуаций нет
Глаз
Знаешь ли ты, что
  • Катастрофы или чрезвычайные ситуации могут быть локальные – до 10 пострадавших, территориальные – до 50, региональные – до 500, федеральные – от 500 и международные, где число людей, нуждающихся в помощи, достигает международных масштабов.
  • Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно один миллион 200 тысяч человек погибают в авариях на дорогах, еще 50 миллионов человек получают травмы. Так что самые частые чрезвычайные ситуации – это ДТП.
  • Больше всего землетрясений происходит в так называемом «Тихоокеанском огненном кольце». Этот пояс охватывает тихоокеанское побережье Америки, Аляску, Камчатку, Курильские, Японские, Филиппинские и Соломоновы острова, Новую Гвинею и Новую Зеландию.
  • Всероссийский центр медицины катастроф «Защита» начал свою работу в ноябре 1993 года. Это основное профильное учреждение в России.
  • К Чемпионату мира по футболу 2018 года специалисты по медицине катастроф начали готовиться уже в 2014. В 11 городах, принимавших соревнования, было проведено 24 тактико-специальных и 12 командно-штабных учений на случай ЧС на стадионе.
Тебе подходит эта профессия?
проверь!
Карьера
Больницы и госпитали
Подразделения спасательных служб
Медицинские центры
Центры медицины катастроф
Научно-исследовательские институты
Тебе будет интересна моя профессия, если
супергерой для тебя – не только человек в трико и с плащом за спиной
друзья и близкие знают, что на тебя всегда можно положиться
у тебя молниеносная реакция
в стрессовой ситуации ты не паникуешь, а наоборот успокаиваешь всех
ты не падаешь в обморок, когда у тебя берут кровь из пальца
на уроках физкультуры и ОБЖ ты подаешь пример всему классу
никто не заставит тебя прогулять урок биологии
тебя не пугает ненормированный график, и даже в глубокой ночи ты можешь быть внимателен и сконцентрирован
Узнай больше
  • Всё вместе
  • Профессии
Image
Я дистанционно управляю самолетами, вертолетами и дронами. Повинуясь моим командам, беспилотники осуществляют аэроразведку и топографическую съемку местности. Ведут метеорологические наблюдения и телетрансляции. С их помощью я контролирую безопасность на городских объектах, тушу пожары и даже провожу спасательные операции. Например, могу обнаружить пропавших в горах людей. Ремонт беспилотных летательных аппаратов тоже входит в мои обязанности. Вышедшие из строя детали я умею изготавливать на 3D-принтере. Моя специальность очень востребована в военной сфере. Ведь операторы беспилотных летательных машин подвергаются гораздо меньшей опасности, чем пилоты в кабинах настоящих истребителей. Беспилотные летательные аппараты быстро меняют наш мир, поэтому работа оператора таких устройств -- это работа будущего.
Image
Я -- специалист по преодолению системных экологических катастроф. Моя задача -- решать проблемы, которые угрожают всей планете. Озоновые дыры, таяние ледников, мусорные острова в океане, радиационные свалки -- все эти явления можно сравнить с минами замедленного действия, а меня -- с опытным сапёром, который должен их обезвредить. Это в фантастических фильмах планету спасают супергерои, в реальной жизни это делают такие специалисты, как я. Сложность моей профессии в том, что мне приходится принимать решения и действовать в условиях большой неопределенности, ведь раньше человечество не сталкивалось ни с чем подобным. Последствия экологических кризисов сильно растянуты во времени и не всегда очевидны. К тому же технический прогресс не стоит на месте, значит, постоянно появляются новые угрозы для окружающей среды. Например, многие государства уже владеют технологиями изменения погоды. А это может привести к катастрофическим изменениям климата и гибели целых континентов! Чтобы приступить к спасению планеты, мне нужно получить образование в сфере экологии и природопользования. А ещё необходимо стать экспертом по «техногенной безопасности», то есть научиться правильно действовать, когда происходят крупные аварии на технических объектах вроде Чернобыльской АЭС или японской АЭС в Фукусиме. Получается, чтобы спасти мир, я должен научиться защищать человека от последствий его же действий.
Image
Я – спасатель МЧС. Я первым спешу на помощь, когда кто-то попал в беду, будь то пожар, обрушение здания, попытка самоубийства, наводнение или аварийная посадка самолета. Моя специальность одна из самых молодых в России. Отряд профессионалов, готовых к ликвидации бытовой проблемы, стихийного бедствия или техногенной катастрофы, создали всего тридцать лет назад. Но происшествий было столько, что корпус спасателей быстро вырос до большого министерства — МЧС. В мою профессию приходят пожарные, водолазы, горноспасатели, альпинисты, кинологи, водители, врачи и другие специалисты. В первую очередь человек должен быть здоров, причем не только физически. Перед приемом на работу спасатели проходят сложные психологические тесты. Конечно, это в основном мужское дело, но в моей профессии есть место и для девушек. Женской в МЧС считается работа психолога, юриста и диспетчера. Как правило, сотрудники МЧС прибывают на место происшествия сразу после полиции и скорой. Если это сложная техногенная или природная катастрофа, отряд подъезжает в течение максимум четырех часов. Это время уходит на инструктаж, подготовку необходимого оборудования и дорогу. Пожарные выезжают ровно через минуту после того, как поступил сигнал тревоги. У каждого отряда МЧС своя специфика и профильная подготовка. Аварийно-спасательные отряды выезжают на ДТП, вытаскивают людей из шахт или снимают с высоток. Здесь требуется хорошая альпинистская подготовка и знание медицины. Пожарно-спасательные отряды выезжают на пожары, задымления или стихийные бедствия. Отряды медицины катастроф — это то же, что скорая помощь, но в условиях чрезвычайной ситуации. К сожалению, чрезвычайных ситуаций меньше не становится, поэтому моя работа всегда будет востребована и, что важно, почетна. К тому же, как на любой государственной службе, здесь я могу рассчитывать на социальные льготы и гарантии.
Image
Несмотря на то, что я врач, я не лечу людей от простуды и других заболеваний. Я помогаю пациентам восстановиться после тяжелой болезни и научиться заново пользоваться привычными предметами. Например, человек получил травму позвоночника и его подвижность существенно снизилась. В моих силах помочь ему научиться жить с этим: самостоятельно обслуживать себя – готовить, принимать ванну и совершать покупки в магазине. Для этого я разрабатываю реабилитационную программу, ежедневно провожу занятия и сопровождаю пациента в повседневной жизни. А ещё я немножко инженер. Например, бывшему спортсмену может понадобиться специальное оборудование для занятий спортом. Я принимаю непосредственное участие в его разработке и подсказываю инженерам, как создать уникальный велотренажер, который подойдет человеку с ограниченными физическими возможностями. Моей профессии начали учить не так давно -- с 1999 года. Но отдельные ее элементы использовались в реабилитации и раньше, например, в спорте. Сегодня опытных, высококвалифицированных эрготерапевтов немного, но это направление активно развивается. Повышение качества жизни людей с ограниченными возможностями – это уже тренд.
Image
Я -- психолог. Каждый день я оказываю поддержку людям, которые переживают тяжелые моменты жизни. Моя задача -- успокоить эмоции человека, разобраться в скрытых причинах его страданий и помочь найти внутренние ресурсы, чтобы изменить жизнь к лучшему. Для этого мне нужно знать, как устроен мозг и как работает подсознание. А еще надо уметь внимательно слушать, анализировать и задавать правильные вопросы. Пообщавшись со мной, люди начинают смотреть на себя и на жизнь по-другому. Они обретают уверенность в собственных силах. У всех людей похожие трудности: непонимание в семье, проблемы на работе, неразделенная любовь. Однако каждый переживает их по-своему, поэтому одинаковых случаев в моей практике не бывает. Чтобы помочь, я должен найти индивидуальный подход к человеку. Это требует больших душевных сил. Бывает, что под конец рабочего дня я чувствую себя эмоционально опустошенным. Но это усталость от настоящего дела, ведь я помогаю людям снова стать счастливыми. А счастье заразительно.
Image
К сожалению, от родителей ребёнку передаются не только красивые глаза, волевой подбородок и длинные ноги. Часто мама и папа "награждают" своих детей собственными болячками, порой очень неприятными. Многие из наследственных заболеваний проявляются спустя годы жизни человека. Моя задача – выявить и предупредить пациента о высокой вероятности той или иной болезни. Ведь если человек знает об угрозе, он сможет обнаружить её на ранней стадии и благополучно излечить. А ещё ко мне обращаются будущие родители, которые хотят исключить риск рождения малыша с синдромом Дауна или другими наследственными заболеваниями. Индивидуальный геном человека подскажет специалисту многое – начиная от предрасположенности к определённым болезням и заканчивая профессией, которую человек может себе выбрать. Безусловно, генетика – это будущее человечества. Ещё сто лет назад учёные только-только начали подозревать, что ДНК может быть связана с передачей генетической информации. Сегодня уже выявлен ген долголетия, созданы комары, которые не кусают человека, впервые излечен неизлечимый ранее муковисцидоз и даже записано на макромолекулы несколько десятков мегабайт информации. И это значит, что у моей профессии безграничные перспективы!
Image
Я – менеджер медицинского учреждения. Если от медиков зависит жизнь людей, то от меня зависит судьба места, где они работают. Это может быть и небольшая частная клиника, и огромная многопрофильная больница. Главная моя задача, чтобы все органы медицинского учреждения (и персонал, и оборудование, и финансы) работали так же четко и слаженно, как организм человека. Если где-то произошел сбой, это вредит всей организации, и мне нужно как можно быстрее её вылечить. У коммерческих учреждений есть ещё один жизненно важный орган – клиенты. Я забочусь о том, чтобы их становилось как можно больше. Я ищу инвесторов и новейшее оборудование, придумываю рекламные кампании. Кроме того, независимо от места работы у меня есть ответственная социальная функция. Я несу в массы идеи ЗОЖ и напоминаю, как важно заботиться о своем здоровье и вовремя обращаться к врачу. Я регулярно организовываю открытые лекции, массовые мероприятия с участием профессионалов и различные курсы, например, по оказанию первой медицинской помощи.
Image
Я – бионик. Я исследую свойства, функции и структуры живой природы, а потом придумываю, как это можно использовать в технических устройствах. Главная фишка биоников в том, что все свои идеи мы подсматриваем у животных или растений. Заниматься такого рода «плагиатом» – моя основная задача. Благодаря моей работе постоянно появляются новые инженерные механизмы, промышленные материалы и многие другие полезные изобретения, которыми пользуются люди. Хоть я и занимаюсь тем, что заимствую решения, простой мою профессию не назовешь. Чтобы работать биоником, надо разбираться в биологии, химии, физике, математике, кибернетике, автоматике, электронике и телемеханике. А ещё я словно мастер на все руки среди ученых. Я должен уметь ловко управляться со скальпелем и паяльником, орудовать логарифмической линейкой и энтомологическим сачком – штукой, которой ловят насекомых. И это далеко не полный список! Глаза разбегаются от того, насколько много областей, в которых я могу работать. Создание любого самолета или космического корабля не обходится без использования принципов, подсмотренных у птиц и насекомых. То есть я могу пойти в аэрокосмическую отрасль. Для медицины я могу проектировать бионические протезы, которые улавливают сигналы головного мозга. Исследуя органы чувств живых организмов, бионики занимаются разработкой новых датчиков и систем обнаружения. И, наконец, мы – те самые люди, которые делают роботов.
Image
Я – биоинформатик. Я занимаюсь анализом данных, которые заложены в наших клетках. Моя задача – подобрать нужный ключ и считать всю информацию об организме человека, закодированную в молекулах ДНК. Моя профессия похожа на блюдо из множества на первый взгляд несовместимых ингредиентов. Я должен разбираться в математике, IT-технологиях, биологии и медицине. Благодаря моим исследованиям и расчётам каждый человек теперь может узнать всё о своей ДНК – сдать генетический тест и быстро получить результат. Любого бухгалтера испугали бы цифры, с которыми я каждый день имею дело. ДНК человека состоит из трех миллиардов звеньев! На то, чтобы вручную проанализировать всю цепочку и найти нужный участок, могут потребоваться годы. Поэтому главный мой помощник в работе – мощный компьютер, на котором установлены десятки программ математического и сравнительного анализа. С их помощью я могу предупредить пациента о генетической предрасположенности к болезни или отследить генные мутации, за исправление которых дальше уже возьмутся врачи. Кроме того, со всеми биоинформатиками мира меня объединяет одна цель. Мы – глобальный поисковый отряд, миссия которого вычислить так называемый «геном долголетия» и узнать, какой последовательностью молекул ДНК оно обусловлено.
Image
Я – тканевый инженер. Но речь идет не о той ткани, из которой можно сшить сарафан или джинсы. Благодаря мне в будущем пациенты смогут оперативно получать органы и ткани, в пересадке которых нуждаются. Моя задача – создавать "запчасти" для человеческого тела, которые будут работать так же, как природные, и позволят быстро отремонтировать организм, вышедший из строя. Главный стройматериал для медицинских инженеров – это стволовые клетки. Их я беру у пациента, а затем размножаю в биореакторе. Этим способом можно легко вырастить так называемую «биологическую тканевую заплатку», которая заменит поврежденную при ожоге кожу. Я и мои коллеги уже научились делать так, чтобы клетки росли в форме нужного органа. Но человеческое тело – штука сложная, и нам ещё многое предстоит сделать. Будто офисный секретарь, я не представляю своё рабочее место без принтера. Только в моём деле нужен 3D-биопринтер. Вместо белого листа в него загружается гидрогель, а в качестве чернил – всё те же стволовые клетки. Возможность взять и быстро распечатать любой орган в будущем должна стать обычным делом.
Image
Я – специалист по доклиническим исследованиям. Благодаря мне в аптеки попадают только проверенные лекарства. Начинается всё с фармакологов – они придумывают рецепты новых медикаментов и готовят их. А вот дальше свежеизобретённые препараты отправляются ко мне. Я оцениваю их безопасность и эффективность. И только потом лекарства попадают на тестирование к добровольцам. Чтобы контролировать выпуск медикаментов и не допускать появления в аптеках некачественных средств, надо получить высшее медицинское, фармацевтическое или биологическое образование. В работе с лекарствами главное не скорость, а результат. Доклинические исследования обычно занимают несколько лет. Моя задача – проверить новый препарат на токсичность с помощью компьютерного моделирования, провести многочисленные лабораторные опыты и узнать, какое действие он может оказывать на организм. А ещё именно я пишу то, что лежит внутри каждой упаковки с таблетками и что всегда нужно читать – инструкцию по применению. Новые разновидности вирусов периодически атакуют человека. Значит, новые лекарственные препараты будут появляться на прилавках аптек. Для фармакологических компаний моя специальность очень важна. И востребован я буду до тех пор, пока мы совсем не откажемся от лекарств. А это если и произойдёт, то очень нескоро!
Image
Я – фармаколог. Благодаря мне появляются новые лекарства, которые помогают побеждать болезни и спасать человеческие жизни. В медицине я как шеф-повар. Только если приготовление фирменного блюда занимает несколько часов, то на создание одной таблетки могут потребоваться годы. С момента изобретения препарата и до того, как он появится в аптеках, проходит в среднем 5-10 лет. Всё это время занимают лабораторные и клинические испытания. Каждый год появляются десятки новых лекарств. И от того, как мы будем их сочетать, зависит выздоровление пациента. Моя задача – знать всё обо всём, точнее, обо всех медикаментах: как они взаимодействую между собой – дружат или враждуют, какая нужна дозировка и что у них за побочные эффекты. В моей голове – целая энциклопедия рецептов. Чтобы как я разбираться во всех существующих таблетках и изобретать новые, нужно окончить медицинский вуз и отучиться два года в ординатуре. Моя профессия востребована сейчас и будет необходима людям в будущем, ведь инфекции и вирусы не дремлют. Они постоянно мутируют, и победить их можно только с помощью высококвалифицированных фармакологов.
Image
Я – вирусолог. Благодаря моим исследованиям появляются новые эффективные вакцины и лекарственные противовирусные препараты. Если главная задача всех остальных врачей – лечить пациентов, то моя – пойти на опережение. Вакцина стимулирует иммунную систему человека и организм успешно борется с вирусами. Для вирусолога создать новый препарат -- это как для космонавта полететь на орбиту. Подготовки требуется не меньше! Всё начинается с поставки зараженных материалов в лабораторию, дальше мы изучаем природу этих мелких вредителей, их строение, размножение, биохимию и генетику. Только после этого появляются предположения, как с выявленным вирусом можно бороться. Тогда мы приступаем к испытаниям на полигонах и опытных станциях научно-исследовательских центров, тестируем действие вакцин на живых организмах. Моя профессия как никогда актуальна, потому что современное оборудование позволяет проводить высокоточные анализы и выявлять новые виды вирусов. Работу в лаборатории я могу совмещать с приемом пациентов. Если терапевт подозревает у человека вирусное заболевание (грипп, корь, краснуху, желтуху или, например, гепатит), больного направляют ко мне. И моя цель – подобрать такую тактику лечения, чтобы нанести вирусу нокаутирующий удар.
Image
Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь. Этим я и занимаюсь. Врач паллиативной помощи – это медик, который облегчает жизнь неизлечимо больным пациентам. Это комплексное повышение качества жизни: устранение болевого синдрома, сестринский уход, духовная и психологическая поддержка. Паллиативная помощь возможна не только в хосписе, но и на дому. Например, больному могут привезти и установить аппарат, генерирующий кислород для облегчения дыхания. Существует выездная служба, врачи и медсестры, которые обучают родственников пациентов грамотному уходу.
Image
Давай подумаем про размеры нашей страны! Поезд из Калининграда во Владивосток идет целую неделю! Как же быть жителям отдаленных уголков, если в их районной или городской больнице нет нужного врача? Еще недавно это было большой проблемой, но теперь есть я – врач телемедицины. Телемедицина — это как телефон или телевизор, только от них мы получаем звук и изображение, а я получаю анализы пациента по интернету и консультирую его. Да, я могу поставить диагноз независимо от расстояния до пациента! Телемедицина очень нужна, когда у людей нет возможности прийти к доктору лично. Например, во время космического полёта, на месте стихийных бедствий и катастроф, во время военных действий. В таких ситуациях врач может быстро и не подвергая себя опасности помочь нуждающемуся. Ты знаешь, что в современную экипировку российских солдат уже входят датчики для отправки показателей пульса и температуры тела медикам, чтобы те могли быстро оказать помощь при ранениях? Вот так вот! Каждый день появляются новые приборы для удаленного обследования больных, а пациент может посоветоваться со своим семейным доктором прямо с дачи или даже из путешествия по экзотическим странам. Конечно, чтобы сдать анализ или полечить зубы пока приходится идти в поликлинику, но каких-то 20 лет назад и письмо можно было отправить только с почты, ожидая ответа несколько недель!
Похожие ПРОФЕССИИ
Image
Встречал ли ты когда-нибудь настоящих супергероев - людей, которые делают гораздо больше, чем позволяют их возможности? Это не спайдермены с росомахами, это люди, которые не видят, но могут читать, не слышат музыку, но танцуют, не могут ходить, но разгадывают тайны вселенной. Моя работа – воспитывать и учить этих суперменов с самого детства, искать свой подход к каждому ребенку, объясняя, что нет никаких людей с ограниченными способностями, что на самом деле их возможности безграничны. Я – педагог инклюзивного образования. Ограничения здоровья у особенных детей бывают разными, поэтому инклюзивные педагоги делятся по специальностям, кто-то помогает ребятам с ограничениями координации движений, кто-то с нарушениями речи, а мои самые профессиональные коллеги работают с тяжелыми случаями задержки в развитии. Как правило особенные дети, получая инклюзивное образование занимаются вместе с обычными учениками, и так, все вместе, учатся уважать друг друга и помогать в школе и в жизни. Все люди способны чувствовать и думать, все имеют право на общение, каждый нуждается в поддержке и дружбе ровесников. Очень жаль, что ещё многие дети, чьи возможности волей судьбы ограничены, не могут получить в своих городах и селах необходимых знаний о том, как правильно относиться к своим проблемам чтобы преодолеть их, но чем больше нас, педагогов инклюзивного образования, тем больше у них шансов начать жить полной жизнью!
Image
Кому из вас не хотелось бы, чтобы на школьных уроках было интересно? Чтобы предмет увлекал, даже если за окном весна и солнце? Чтобы после занятий хотелось узнать еще больше, а не выбросить из головы ненужный шлак? Сделать всё это реальностью могу я – педагог. Как скульптор я создаю из маленьких задир и непосед умных людей, знающих к чему стремиться и умеющих добиваться своих целей. Задача педагога не вбить ежедневной зубрёжкой знания в голову ребенка, настоящий педагог способен зажечь ученика. Для этого есть много интересных педагогических приемчиков, которым обучают в педагогических училищах и институтах. Создана целая наука об образовании, в которой есть много направлений – философское, дидактическое, психологическое и т.д. Каждое направление использует свои методы и добавляет что-то новое в общую копилку педагогических знаний. Педагог всегда находится на самом переднем крае прогресса, потому что передача знаний новым поколениям – жизненно важная штука и нужна во все времена. Многие знаменитые педагоги – Сухомлинский, Монтессори, Макаренко – создали всемирно известные системы обучения, упорно работая над ними всю жизнь. Кто знает, может быть и тебе удастся совершить прорыв и воспитать талантливых ученых или гениальных изобретателей?
Image
Я – инженер-технолог. Моя задача – придумать и разработать всю цепочку появления на свет продукта. Какого продукта? Да, любого! В этом и есть уникальность профессии. Свои знания я могу применять почти во всех известных человечеству сферах: от производства солнечных панелей до нового состава соуса для кафе или ресторана. Мне говорят, что нужно получить на выходе, а я уже придумываю, как этого добиться. Инженер-технолог -- специалист широкого профиля. Если я тружусь на автомобильном заводе, то могу настраивать роботов-сварщиков или задавать параметры, чтобы кибер-маляры нанесли столько лака на машину, сколько нужно. А на кондитерской фабрике мне уже нужно регулировать аппараты по подаче крема на коржи, скорость конвейерной ленты, температуру печей. Причём всю эту производственную цепочку строю я. Хороший инженер-технолог может снизить затраты на производство товара. Но чтобы стать таким, мне нужно не только отучиться на эту профессию в вузе, но и разобраться на месте во всех хитростях создания продукта. Чем больше население планеты, тем больше товаров требуется. Удовлетворить спрос можно только массовым производством. А это подразумевает использование конвейерной сборки, которую должен налаживать и контролировать инженер-технолог. Поэтому уже сегодня моя профессия -- одна из самых высокооплачиваемых на производствах.
Туда
Сюда