Стань космонавтом

Крутые профессии, перспективные отрасли и лучшие эксперты. Всё для того, чтобы помочь тебе ответить на вопрос «Кто Я?».
Space-man
Специалист по доклиническим исследованиям
Я – специалист по доклиническим исследованиям. Благодаря мне в аптеки попадают только проверенные лекарства. Начинается всё с фармакологов – они придумывают рецепты новых медикаментов и готовят их. А вот дальше свежеизобретённые препараты отправляются ко мне. Я оцениваю их безопасность и эффективность. И только потом лекарства попадают на тестирование к добровольцам. Чтобы контролировать выпуск медикаментов и не допускать появления в аптеках некачественных средств, надо получить высшее медицинское, фармацевтическое или биологическое образование. В работе с лекарствами главное не скорость, а результат. Доклинические исследования обычно занимают несколько лет. Моя задача – проверить новый препарат на токсичность с помощью компьютерного моделирования, провести многочисленные лабораторные опыты и узнать, какое действие он может оказывать на организм. А ещё именно я пишу то, что лежит внутри каждой упаковки с таблетками и что всегда нужно читать – инструкцию по применению. Новые разновидности вирусов периодически атакуют человека. Значит, новые лекарственные препараты будут появляться на прилавках аптек. Для фармакологических компаний моя специальность очень важна. И востребован я буду до тех пор, пока мы совсем не откажемся от лекарств. А это если и произойдёт, то очень нескоро!
Каждый день я
изучаю состав и механизм действия полученных для тестов лекарств
разрабатываю программу исследований
веду своего рода блог – подробно описываю каждый проведенный опыт. Правда, круг моих подписчиков ограничивается коллегами
анализирую результаты экспериментов
составляю списки показаний и противопоказаний к применению препаратов. За свои показания я несу большую ответственность. Почти как в суде!
Глаз
Знаешь ли ты, что
  • Считается, что первым, кто заявил о необходимости тестировать лекарства, был персидский врач Авиценна.
  • Первый медицинский эксперимент задокументировал в XVI веке французский хирург Амбруаз Паре. Он описал свой опыт лечения огнестрельных ран разными препаратами.
  • На языке медиков «in vitro» означает проведение опытов в искусственной среде. Выражение дословно переводится с латинского как «в стекле, пробирке».
  • Медицинские исследования, которые проводят с участием живых организмов, называют «in vivo». В буквальном переводе с латинского это значит «в живом».
  • Слово «плацебо» появилось в медицинских словарях в начале 19 века. Так называли любое лекарство, нужное для того, чтобы угодить пациенту, а не принести ему реальную пользу.
Тебе подходит эта профессия?
Карьера
Научно-исследовательские институты
Центры доклинических исследований
Лаборатории
Институты экспериментальной медицины
Фармакологические компании
Медицинские университеты
Тебе будет интересна моя профессия, если
ты внимателен к деталям
ты обладаешь аналитическим мышлением
ты любишь проводить опыты и радуешься, когда по химии объявляют лабораторную
ты сохраняешь спокойствие в любых ситуациях
многозадачность тебя не пугает
образование
Раздел работает в тестовом режиме
Московский политех
МАИ
Сеченовский университет
Узнай больше
  • Всё вместе
  • Видео
Похожие ПРОФЕССИИ
Я обычный врач, но при этом нахожусь в центре современной биомедицинской науки. Ведь задача врача-исследователя не только лечить пациентов, но и испытывать новые лекарства и биопрепараты. Например, некая фармкомпания разработала новое лекарство от опасной болезни и хочет провести его масштабное клиническое исследование. Она обращается сразу к нескольким врачам-исследователям. Каждый из нас подбирает пациентов с определёнными показателями диагноза и строго в рамках разработанного протокола исследований приступает к тестированию препарата. Во время клинических исследований я внимательно слежу за тем, как тестируемый препарат действует на организм пациентов. От нового лекарства можно ждать любых сюрпризов. Например, в середине 19 века европейские врачи поголовно выписывали от боли новейшее средство – морфий. Он действительно снимал боль, но при этом вызывал сильнейшее привыкание и погубил множество жизней, потому что оказался наркотиком.
Я – фельдшер скорой помощи. Я приезжаю к людям, когда им требуется медицинская помощь прямо здесь и сейчас. Я – первый медик, который видит пациента, и именно я принимаю решение, как ему помочь. Иногда достаточно измерить давление и успокоить бабушку или сделать укол ребенку с высокой температурой. А иногда мне нужно моментально определить, что человека нужно везти в больницу, потому что его жизнь и здоровье в опасности, например, есть симптомы инсульта или инфаркта. Фельдшер, в отличие от врача, не ставит диагноз заболевшему и не назначает лечение. Он только оказывает срочную помощь. Я задаю пациенту вопросы, которые помогают мне понять тяжесть его состояния: время недомогания, интенсивность боли. Мне важно наблюдать за тем, как пациент дышит, двигается, реагирует на обращение. У фельдшеров есть профессиональные хитрости, как общаться с детьми, ведь они часто боятся врачей, тем более незнакомых. Например, я называю ребёнка по имени, чтобы он доверял мне. Иногда приходится оказывать экстренное лечение под предлогом игры. Я оказываю первую помощь и тем, кто получил травмы, например, сломал ногу на лыжах или попал в серьезную аварию. В моём арсенале есть портативный аппарат, делающий кардиограмму, и даже дефибриллятор, который может нормализовать ритм биения сердца. Фельдшер скорой помощи -- универсальный специалист. Я умею накладывать шины, останавливать кровотечение, делать внутривенные инъекции и даже принимать роды. Все эти знания я получил в медицинском училище. Я могу работать фельдшером и со временем стать заведующим пунктом скорой помощи, а могу параллельно продолжать получать образование в высшем учебном заведении, чтобы стать врачом. Профессиональный опыт мне в этом сильно поможет.
Я – специалист по медицине катастроф. Я организую и оказываю медицинскую помощь в условиях чрезвычайных ситуаций. «Здесь надеются на лучшее, но всегда готовы к худшему», -- так говорят мои коллеги. Наши будни – это крупные пожары, наводнения, землетрясения и ДТП. Скажу честно, это работа, что называется, «на пределе». Во-первых, если в больнице работают по схеме «один врач – один пациент», то у нас чаще всего «один врач – много пострадавших». Во-вторых, спасать жизни нередко приходится прямо здесь и сейчас, в экстремальных условиях. Анестезиологи-реаниматологи, травматологи, хирурги, педиатры, токсикологи, радиологи, эпидемиологи – вот самые нужные в чрезвычайных ситуациях специалисты. Как правило, все они есть в территориальных центрах медицины катастроф, но если ситуация совсем критическая, на помощь приходят коллеги из других регионов. Самых тяжелых пострадавших транспортируют в федеральные центры в Москве и Санкт-Петербурге. В случае чрезвычайной ситуации времени и ресурсов почти всегда не хватает. А значит, на первом плане – уровень нашей подготовки и слаженная работа. Поэтому будущие специалисты по медицине катастроф проходят мощную специальную подготовку. Даже опытные врачи постоянно повышают квалификацию, ведь каждое новое достижение медицины может спасти множество жизней. Да, моя профессия престижна и хорошо оплачивается. Но это, конечно, не главное. Работа в сфере медицины катастроф – это всегда экстремальные нагрузки. Причем как физические, так и психологические. Мы чаще, чем другие врачи, сталкиваемся с тем, что не каждую жизнь удается спасти. Но мы бьемся за каждую. Возможно, это прозвучит громко, но в моей профессии могут работать только те, для кого спасение жизней – это призвание. По-другому долго не продержишься.
Туда
Сюда