Стань космонавтом

Крутые профессии, перспективные отрасли и лучшие эксперты. Всё для того, чтобы помочь тебе ответить на вопрос «Кто Я?».
Space-man
Безопасность

Переход на “цифровую экономику” существенно упростил нам жизнь -- можно за пару минут заказать себе пиццу, купить игру для приставки и даже оформить себе паспорт. Но бывало с тобой когда-нибудь такое, что ты пытаешься войти на свою страничку, а система сообщает, что пароль неправильный? И в то же время друзья пишут тебе на мобильный, что твой двойник в сети просит деньги на лечение или присылает странные ссылки, на которые ругается антивирус? А что, если злоумышленники проникли не на страничку школьника, а вскрыли систему безопасности крупного предприятия? А что, если это предприятие как-то связано с обороноспособностью нашей страны? И вот тут становится действительно страшно! Конечно, безопасность бывает не только цифровой. Да и хулиганы могут быть не только компьютерными, но и реальными -- в трениках и шапках -- и электронному кошельку предпочтут тот, который у тебя в кармане. Какие шаги предпринять, чтобы чувствовать себя безопасно и в цифровом, и в аналоговом мире? Кто защитит от природной и техногенной катастрофы? Может ли робот потушить пожар, а искусственный интеллект снизить количество ДТП? И как киберследователи ловят цифровых преступников?

Профессии
  • Всё вместе
  • Профессии
Image
Я -- инженер-приборостроитель. Я придумываю, конструирую и ремонтирую измерительные приборы, а также устройства, которые помогают людям решать определённые задачи. Термометры, барометры, генераторы, осциллографы, фазометры, микроскопы, телескопы и еще сотни полезных приборов рождаются в моей голове, создаются моими руками, а затем попадают в серийное производство. Без моих изобретений невозможно представить современную науку, судоходство, авиацию, ракетостроение, энергетику и промышленность. Измерительные устройства есть и в каждом доме. Например, беспилотному автомобилю нужен прибор, который сообщит о приближении других машин или пешеходов. Моя задача -- создать устройство, которое обнаружит эти объекты, измерит расстояние до них и даст команду беспилотнику затормозить или повернуть руль. На следующем этапе я придумываю, из каких деталей, электрических плат и датчиков я смогу создать новый прибор. После сборки я программирую девайс, прописывая для него команды при помощи компьютера. Затем начинается долгий процесс технических испытаний и работа над ошибками. Моя работа требует навыков из разных сфер: нужно знать точные науки, быть хорошим конструктором и программистом, уметь творчески мыслить и решать сложные головоломки. Моя профессия востребована и перспективна. Технологии во всём мире развиваются стремительно, и потребность в новых приборах очень велика.
Image
Я -- инженер-радиотехник. Моя работа -- придумывать, проектировать и настраивать оборудование, которое передаёт радиосигнал телефонам, телевизорам, маякам, вышкам, кораблям, самолетам, локаторам, дронам, спутникам и даже орбитальным космическим станциям. Для этого мне нужны технические знания, специальное оборудование и физическое явление -- радиоволны. Я настраиваю связь между двумя объектами, которые находятся далеко друг от друга. Чтобы всё получилось, я должен учесть помехи для радиосигнала, выбрать подходящее оборудование и диапазон связи. Мои работодатели хотят, чтобы ценную информацию по дороге никто не мог перехватить, поэтому я забочусь о безопасности соединения, используя специальные протоколы и криптографические алгоритмы. С изобретением и развитием "интернета вещей" моя профессия стала ещё более востребованной. Я отвечаю за бесперебойную и безопасную передачу сигнала в устройствах типа "умный дом", беспилотной технике и автомобилях, а также в любых гаджетах с дистанционным управлением. Помимо частных компаний, я могу работать в научных институтах, изучать новые физические явления и эффекты и совершенствовать радиотехнику.
Image
Я - инженер-проектировщик систем безопасности. При помощи камер и датчиков я делаю здания защищенными от аварий и катаклизмов, а также недоступными для преступников. Но моя задача – не только расставить камеры и датчики, но и объединить их в умную автономную систему. Я - командир и стратег оборонительного отряда. Только вместо людей в моей армии служат электронные девайсы, которые заменяют десятки охранников. Они помогают владельцам домов, квартир, офисов, магазинов и заводов вовремя узнать о пожаре, затоплении, утечке газа или химикатов, предотвращают попытки взлома и помогают быстро эвакуироваться в случае чрезвычайной ситуации. Я держу в голове много технической информации, знаю все нормы и стандарты охранных систем, принципы работы сложных электронных устройств. Я лично веду переговоры с заказчиками, изучаю технические планы зданий, решаю, где установить камеры видеонаблюдения, противопожарные датчики, сенсоры воды и другие устройства. Моя задача - спланировать и настроить сеть электронных девайсов, которая превратит здание в неприступную крепость, но при этом будет проста в управлении. Системы безопасности есть на каждом промышленном предприятии, во всех финансовых учреждениях, тюрьмах, торговых центрах и магазинах, поэтому у меня всегда будет много работы. С каждым годом всё больше людей оборудуют сигнализацией свои квартиры. Я один из главных специалистов при подключении устройств системы "умный дом", которая позволяет владельцу следить за безопасностью и управлять гаджетами в своём жилище дистанционно.
Image
Хороший солдат может сломать всё, что попадёт ему в руки. Плохой солдат сделает это ещё быстрее. Поэтому в воинских частях нужны такие люди как я – инженеры по эксплуатации систем вооружения. Я занимаюсь техническим обслуживанием, заменяю вышедшие из строя агрегаты и могу рассказать, с какой стороны подходить к новому и очень секретному оружию. Ведение боевых действий происходит в различных климатических зонах. Где-то нужно учитывать высокую влажность или большие перепады температур. В армии к состоянию и содержанию вооружения предъявляются особые требования, поэтому каждый день я провожу проверку ее боеготовности. А еще я знаю огромное количество лайфхаков. Например, как завести дизельный танк в Арктике. Также я знаю приемы вождения различных машин, режимы их работы и способы преодоления препятствий на суше и даже под водой. Эти факторы влияют на частоту и сложность обслуживания. В мирное время я «консервирую» технику, но в любую минуту может поступить приказ о приведении войск в режим боеготовности, поэтому я слежу за проведением ремонтных и профилактических работ. Если техника отслужила свой срок, я снимаю ее с эксплуатации. От моей работы зависит обороноспособность государства и жизнь миллионов людей.
Image
Я специалист, который следит за безопасностью на предприятии, а также за порядком и соблюдением закона. Я должен знать технические характеристики оборудования, законы по охране труда, инструкции и нормативы поведения на работе. Моя главная задача -- уберечь всех сотрудников от несчастных случаев. А ещё на любом предприятии проводятся внеплановые проверки. За нарушения условий труда компанию штрафуют государственные проверяющие и даже могут приостановить её деятельность. Я должен быть впереди на один шаг и защитить своего работодателя от неприятностей. А ещё я разрабатываю инструкции, обучаю поведению на объекте и расследую несчастные случаи. Ну и, конечно, проверяю, чтобы все работники расписались в журнале инструктажа по технике безопасности. Я могу построить карьеру и дорасти до поста заместителя главного инженера или руководителя службы охраны труда, а дальше и до должности директора по охране труда. Но для этого я должен следить за появлением нового оборудования и всегда быть в тренде.
Image
Я – аудитор комплексной безопасности в промышленности. Моя главная задача – оценивать состояние предприятия с точки зрения его безопасности и предотвращать несчастные случаи, аварии и техногенные катастрофы. Для этого я должен разбираться в экологии, законах об охране труда, различных нормативах по безопасности и технических средствах предупреждения угроз, в том числе и сетевых. Большую часть времени я работаю «в поле» -- проверяю наличие и исправность систем, согласовываю все необходимые изменения с руководителями предприятий и инженерами. Общение с пожарными и представителями государственных контролирующих органов тоже на мне. Я знаю, откуда ждать угрозы: пожары, неисправность оборудования, природные катаклизмы. Безопасность на предприятии требует немалых финансовых вложений, но в случае возникновения ЧП убытки могут быть гораздо больше. Например, некоторые буровые платформы по добыче нефти расположены в море, и нарушение требований безопасности может привести одновременно к гибели людей, глобальной экологической катастрофе и огромным штрафным санкциям для предприятия. Так что я одновременно и забочусь о сотрудниках, и защищаю природу, и экономлю деньги предприятия. Защита от кибератак тоже частично в моей компетенции. Благодаря IT-технологиям со временем «умные» системы безопасности появятся в каждом доме. Но даже такие передовые технологии должны быть под контролем у человека. К тому же они требуют составления новых законов, разработки стандартов и технических регламентов. Так что в ближайшие десятилетия мне точно будет, чем заняться.
Image
Я – специалист по кибербезопасности. Моя задача – защищать цифровые данные и не допускать их потерю или кражу. Цифровые данные – это всё, что существует в электронном виде и может обрабатываться автоматически. Это пароли от аккаунтов в соцсетях, переписки по электронной почте или в мессенджере, документы на флешке, музыка на диске, фрагменты блокбастера, который до конца ещё не смонтировали, настройки для дистанционного управления промышленными станками или роботами. Взломщик может подключиться к любому из устройств и получить ваши данные, а вы и не заметите. Но замечу я. Я обнаруживаю такие атаки и действую на опережение. Меня можно сравнить с боксером на ринге, только я не вижу своего противника лично. Каждый рабочий день – это бой с тенью. Но чтобы одержать победу, мне не нужно махать кулаками. Мое оружие -- это языки программирования, коды и «железо». Взломы -- не единственная беда. Вирус или «червяк» может «уронить» серверы и прекратить работу больниц, заводов, банков, финансовых бирж и даже целого государства. В 2017 году один такой «червь» проник в 520 тысяч компьютеров в более чем 200 странах мира. Программа блокировала работу компьютера и вымогала 300 долларов США. Если выкуп не поступал, то через семь дней она уничтожала все пораженные файлы. Автомобильной компании «Рено» пришлось полностью остановить свои заводы. Но благодаря работе моих коллег злоумышленники получили всего лишь 23,5 биткоина. Чтобы не допустить виртуальной эпидемии, я должен знать уязвимые места операционной системы компьютера и языки шифрования, понимать и разбираться, как вирусы попадают в систему. Специалисты по кибербезопасности работают в крупных финансовых и IT-компаниях, в государственных органах и оборонных ведомствах, где обеспечивают защиту национальной безопасности. Цифровой мир постоянно растёт, и атаки хакеров иногда превращаются в целые кибервойны. На виртуальном поле боя я генерал. Генерал, который может руководить боевыми действиями в любом уголке мира. Главное, чтобы компьютер был рядом.
Image
Я – специалист по информационной безопасности. А ещё я Железный человек IT-индустрии! Ежедневно я защищаю данные миллионов людей по всему миру, ведь даже покупая носки в онлайн-магазине пользователи вводят данные банковской карты. А сколько всего можно узнать про человека, если взломать его e-mail или аккаунт в соцсети! Чтобы этого не допустить, я разрабатываю и внедряю программы, которые противостоят утечкам данных. Я понимаю, как работают утилиты Air, Wi-Fi, Bluetooth и GSM. Я знаю, какими должны быть логин и пароль, чтобы их не взломали. Идентификация пользователя по отпечатку пальца или по сетчатке глаза – тоже моя заслуга. Иногда я создаю целые комплексы безопасности -- в одном смартфоне может быть установлено семь систем защиты данных и файлов. А ещё я обучаю информационной безопасности других сотрудников. Я предупреждаю, что если кто-то откроет электронное письмо с сомнительным содержанием, в систему может попасть вирус, который обрушит всю работу. Чтобы этого не произошло, я должен понимать, как работают определенные протоколы, и знать их уязвимые места. Сегодня виртуальный мир во многом выигрывает у реального: здесь все проще, быстрее, выгоднее. И чем больше люди в него погружается, тем больше работы у программистов, системных администраторов, тестировщиков и других IT-специалистов. Ну а я прикрываю их тылы. Ведь я защищаю всё, что они создают.
Image
Есть бизнес – будут и риски: недобросовестная конкуренция, безответственные сотрудники и промышленный шпионаж. Поэтому любой организации, большой или маленькой, нужна надежная защита всех бизнес-процессов. И тут в дело вступаю я – специалист по экономической безопасности. Я могу работать в государственных структурах, банках и на предприятиях в самых разных сферах. Представим, что кто-то хочет получить конфиденциальную информацию о той или иной компании и использовать её не в самых благих целях. Я должен эту информацию защитить и не позволить никому шантажировать или провоцировать персонал. Кроме того, я оцениваю, насколько эффективно тратились денежные средства компании, провожу налоговые проверки, осуществляю финансовый контроль и составляю бюджетные сметы. Я участвую в планировании бюджета предприятия, прогнозирую риски и придумываю, как их избежать. В общем, умею обходить все «подводные камни» в сфере экономики, а при необходимости обучаю этому и других сотрудников организации. Конечно, чтобы быть успешным в своем деле, мне нужно много чего знать: налоговое законодательство, право, юриспруденцию, финансы, экономику, и это далеко не всё. С хорошими знаниями у тебя есть все шансы устроиться в органы власти, налоговую службу, ФСБ России, а также в подразделения экономической безопасности и противодействия коррупции в МВД.
Image
Я -- психолог-исследователь. Мой девиз: «Ура, у нас есть проблема!». Можно сказать, что я ищу новые возможности копаться у людей в мозгах. Если методы, которые я исследую и протестирую, окажутся полезными для пациентов, то этому позже обязательно обучатся и практикующие психологи. Ведь кто-то давным-давно предложил их спрашивать: «Вы хотите поговорить об этом?». Новые задачи приходят ко мне от моих практикующих коллег психотерапевтов, когда они сталкиваются с чем-то, что теория объяснить не может. Во мне живет дух первооткрывателя. Можно сказать, я Колумб в психологии. Только я не дрейфую по океану фактов, а очень точно моделирую ситуации, в которых нужные мне свойства максимально проявятся. Основная моя задача -- открывать новое знание о внутреннем мире человека и его поведении, а затем описывать границы нормы психических явлений для психотерапевтов. После формирования гипотез я экспериментально проверяю их, чтобы точно предсказать, как будут чувствовать и вести себя люди в реальных условиях. Например, в состоянии невесомости, при долгой изоляции или после выхода на пенсию. Я знаю все психологические теории. Но, самое главное, я могу их менять, если обнаружу новые научные факты и закономерности. Меня не заменит даже самая продвинутая нейросеть. Во всяком случае, в ближайшую сотню лет.
Image
Сказать, что я как Шерлок Холмс – ничего не сказать. Со времен великого сыщика многое изменилось. Теперь мне приходится бороться с самыми умными и изворотливыми людьми на свете – мошенниками и финансовыми аферистами. Я -- следователь в области финансовых преступлений на рынке. Я изучаю не следы ботинок и отпечатки пальцев, а ищу улики в бухгалтерской отчетности, отслеживаю движение денег на банковских счетах и проверяю подлинность документов, печатей и подписей. Финансовые преступления – это вам не кража шоколадок из магазина. Они совершаются профессионалами, чаще всего в составе группы, и долго продумываются преступниками. Приходится расследовать получение наличных денег по чужим банковским картам, незаконную предпринимательскую деятельность и даже хакерские атаки банков. Очень часто мои «клиенты» занимают высокопоставленные должности. Поэтому мне приходится быть очень осторожным и дипломатичным, чтобы жулик не насторожился и не замел следы. Настоящие следователи в области финансовых преступлений пока что большая редкость в нашей стране. Но если уж ты попал в эту сферу, то точно можешь рассчитывать на успешную карьеру в следственных органах. А после окончания службы опытных специалистов охотно принимают в банки и другие финансовые организации как советников и консультантов!
Image
Каждый миг в интернете появляются тонны информации. И всю её нужно собирать, хранить, обрабатывать и распространять. Для этого существуют информационные технологии, в мире которых я и живу. Я – специалист по информационному праву, одновременно и юрист, и программист. Моя задача – регулировать правоотношения между сторонами, если их деятельность происходит в интернете. Кто эти стороны? Как юридические лица (то есть компании, предприятия), так и физические лица (обычные пользователи), если они страдают от некачественного контента или вмешательства в частную жизнь, например, от рассылки спама (это знакомо, наверное, каждому). Социальные сети, интернет-сайты, мобильные приложения, защита персональных данных, использование электронной цифровой подписи и совершение электронных платежей – все это в моей компетенции. Вот пример. Представьте артиста, который выпустил диск со своими песнями, а кто-то украл этот диск и распространяет записи нелегально, зарабатывая на этом деньги. Сам артист из-за этого несет огромные финансовые потери, и тут нужно мое вмешательство. Я просто обязан защитить интересы правообладателей, потому что это тоже информация. Я хорошо разбираюсь во многих областях права: договорном, законодательстве об интеллектуальной собственности, регулировании защиты персональных данных, хранении и передаче информации. Так что многие фирмы считают просто необходимым включать в штат таких специалистов, как я. А иногда для нас создают даже целые IT-юридические отделы.
Image
Взломы интернет-сетей, опасные вирусы, высокотехнологичный шпионаж и армии роботов... Похоже на описание боевика? Это мои будни! Моя профессия совмещает в себе две составляющие. Я, можно сказать, современный следователь, потому что расследую киберпреступления, и аналитик данных с навыками программиста, потому что изучаю и обрабатываю информацию из сети. Количество моих клиентов уже сейчас растёт в геометрической прогрессии, а представь, что ждёт меня в недалеком будущем! Чем больше технических новинок (а их действительно много!), тем больше у меня работы. Если раньше приходилось анализировать только содержимое жёсткого диска домашнего и рабочего компьютеров подозреваемого или жертвы, то теперь я изучаю еще и массивы данных из интернета, смартфонов и планшетов. Мне могут пригодиться даже замеры пульса на фитнес-трекере! Во время расследования я могу примерить роль хакера и провести кибератаку подозреваемого, но это законно и делается ради твоей безопасности. Рассказать все нюансы своей работы, увы, не могу. Это уже профессиональная тайна.
Image
Я – инженер по пожарной безопасности. Я не занимаюсь тушением пожаров, как это делают профессиональные борцы с огнём. Врачи считают, что болезнь легче предупредить, чем лечить. С пожаром то же самое – легче его предотвратить, чем потушить! Поэтому я сначала осматриваю помещение, как доктор – пациента, а потом принимаю меры: выбираю место для огнетушителей, устанавливаю датчики противопожарной сигнализации, продумываю оптимальный план эвакуации. В моей работе, как и в профессии врача, главная цель – это спасение человеческой жизни. Многие думают, что в моей профессии нет ничего сложного. Ошибаются! Ведь инженер пожарной безопасности – это и ученый, и практик. Одних только систем пожаротушения я использую шесть видов: водяные, пенные, газовые, порошковые, аэрозольные и комбинированные. Если произошло возгорание, то тушить его мне помогает спринклер. В нем струя тонкораспылённой воды направляется на огонь под сильным давлением. И я знаю, что означает странная надпись на двери «Порошок - уходи»! Древесина – самый популярный материал, из которого люди строили дома, и самый горючий. При современном строительстве используют материалы с инертными добавками, не дающие огню распространяться. Кстати, пожарная сигнализация тоже стала гораздо «умнее». Она не только улавливает признаки возгорания, но и определяет невидимый оксид углерода или угарный газ. В старых системах все соединялось проводами, а современное оборудование имеет автономное питание и беспроводную связь. Поэтому мы, инженеры, – реально крутые стражи пожарной безопасности! Кстати, в перспективе у меня – работа в государственных и федеральных органах власти. Я могу обеспечивать пожарную безопасность в масштабах города, области и даже страны!
Image
Я -- специалист по международной безопасности. Передо мной стоят масштабные задачи, например, предотвращение мировых конфликтов. Я могу быть дипломатом, офицером, аналитиком, переводчиком, журналистом-международником или преподавателем вуза, где есть кафедра международных отношений. И при этом я всегда помню, что любая моя командировка, встреча или подписанный документ должны отвечать интересам моей страны. Я могу без карты сказать, какие проливы отделяют наши границы от японских или какие острова находятся в Беринговом проливе -- там проходит граница России и США. Помимо географии, я ориентируюсь в мировой политике и истории, понимаю специфику наших международных отношений, умею оценивать риски тех или иных событий для нашей безопасности. В последнее десятилетие одним из новых направлений моей работы стала кибербезопасность, защита компьютерных сетей и приложений от цифровых атак. И, учитывая нашу зависимость от сетей, это направление, пожалуй, самое сложное и ответственное, ведь тот, кто владеет информацией, владеет миром.
Image
Я – спасатель МЧС. Я первым спешу на помощь, когда кто-то попал в беду, будь то пожар, обрушение здания, попытка самоубийства, наводнение или аварийная посадка самолета. Моя специальность одна из самых молодых в России. Отряд профессионалов, готовых к ликвидации бытовой проблемы, стихийного бедствия или техногенной катастрофы, создали всего тридцать лет назад. Но происшествий было столько, что корпус спасателей быстро вырос до большого министерства — МЧС. В мою профессию приходят пожарные, водолазы, горноспасатели, альпинисты, кинологи, водители, врачи и другие специалисты. В первую очередь человек должен быть здоров, причем не только физически. Перед приемом на работу спасатели проходят сложные психологические тесты. Конечно, это в основном мужское дело, но в моей профессии есть место и для девушек. Женской в МЧС считается работа психолога, юриста и диспетчера. Как правило, сотрудники МЧС прибывают на место происшествия сразу после полиции и скорой. Если это сложная техногенная или природная катастрофа, отряд подъезжает в течение максимум четырех часов. Это время уходит на инструктаж, подготовку необходимого оборудования и дорогу. Пожарные выезжают ровно через минуту после того, как поступил сигнал тревоги. У каждого отряда МЧС своя специфика и профильная подготовка. Аварийно-спасательные отряды выезжают на ДТП, вытаскивают людей из шахт или снимают с высоток. Здесь требуется хорошая альпинистская подготовка и знание медицины. Пожарно-спасательные отряды выезжают на пожары, задымления или стихийные бедствия. Отряды медицины катастроф — это то же, что скорая помощь, но в условиях чрезвычайной ситуации. К сожалению, чрезвычайных ситуаций меньше не становится, поэтому моя работа всегда будет востребована и, что важно, почетна. К тому же, как на любой государственной службе, здесь я могу рассчитывать на социальные льготы и гарантии.
Image
Я -- полицейский. Я слежу за общественным порядком, отвечаю за то, чтобы люди чувствовали себя спокойно и безопасно в общественных местах, дома и на работе. Я тот самый человек в форме, который приезжает, если позвонить по номеру телефона экстренной службы 112. Меня вызывают, когда кому-то угрожает опасность, когда кто-то решил разукрасить стены дома «некачественной литературой», если надо утихомирить соседей, которые не хотят заканчивать дискотеку в половине второго ночи. Любой вопрос я должен разрешить максимально мирно и в соответствии с законодательством. Полицейский – это общее название профессии, а специализаций у нее десятки. Например, оперативный дежурный принимает заявления о кражах, первым узнает о разбойных нападениях, ему звонят, когда пропал человек или найден ребенок. Если произошло преступление, его раскрывает сотрудник оперативно-розыскной части. Участковый знает подозрительных граждан в своем районе и в курсе серьезных конфликтов между соседями. Патрульно-постовая служба следит за правопорядком на улице, а Госавтоинспекция – на дороге. Кинолог тоже может работать в полиции, воспитывать служебно-розыскных собак и вместе с ними раскрывать преступления «по горячим следам». Ближайшие коллеги кинологов – конная полиция. Ее сотрудники несут службу там, куда сложно добраться обычным нарядам, например, в парках, где запрещен проезд автомобилей. Чтобы работать полицейским, помимо глубокого знания законов и крепкой психики важна физическая подготовка. Лучшие показатели ГТО: подтягивания больше 30 раз, отжимания больше 62, челночный бег 4х10 м меньше, чем за 14,2 секунды, и пятикилометровый кросс не больше, чем за 16 минут. Правда, сегодня полицейским приходится гоняться и за невидимыми нарушителями. Борьба с преступлениями в компьютерном пространстве – это новая и перспективная отрасль, а значит, и там можно стать генералом.
Image
Жара, мороз, пустыня, болото – это неважно для меня. Для меня важны только две вещи – выполнить приказ командира и выжить, ведь я военнослужащий. Мои ежедневные задачи: выйти в точку назначения, занять и оборудовать позицию, наладить связь со своими, да еще и так, чтобы сообщения не перехватил противник. На бумаге всё это гладко, но в жизни это километры бега, кубометры земли и литры пота, к которым я должен быть готов физически и морально. Я управляю танками и самолетами, дежурю у пультов ракетных установок, лежу с автоматом в окопе, изучаю разведывательные спутниковые снимки – всё для того, чтобы люди по всей России могли утром спокойно проснуться, выпить свой чай и пойти на работу. Военная работа четко организована и держится на железной дисциплине, потому что в бою раздумывать некогда. Там нужно быстро действовать и знать, что товарищи по оружию тебя поддержат в нужный момент. Для этого военнослужащие делятся по званиям (от рядового до маршала) и по разным родам войск: сухопутные, военно-космические, воздушно-десантные, флот. А совсем недавно появились кибервойска, отвечающие за защиту от хакерских атак через сети. Внутри родов войск количество военных специальностей очень велико – от бойца мотострелковых частей до оператора ударного беспилотника. С каждым годом военнослужащему нужно всё больше знаний для выполнения своего долга. Физическая и строевая подготовка уже не главное в современной армии (хотя и без них никуда). Главное – боевая учеба и применение новой военной техники. Образ русского солдата уже далек от деревенского парня, сейчас армия России — это «вежливые люди», защищающие интересы страны во всем мире!
Image
Так бывает, что и правоохранительные органы ошибаются, ведь везде работают люди. Но это не значит, что пострадавший гражданин должен смириться! Я -- правозащитник, и главная моя задача -- следить за соблюдением прав человека, выручать из беды людей, которых затянуло в шестеренки государственной машины. Меня можно сравнить с супергероем, ведь я последняя надежда человека на справедливость. Мои суперспособности -- это честность, неподкупность и общественная поддержка. Для отстаивания интересов пострадавших я могу организовать публикацию статьи в газете, выступление по телевизору и даже флешмоб в социальных сетях, при этом главный мой принцип – оставаться в рамках закона. Я не применяю насильственные методы, ведь очень странно было бы нарушать права одних людей, защищая права других. Знаешь, о чем я больше всего мечтаю? Чтобы люди придумали наконец такие справедливые законы, чтобы я стал не нужен им. Что ж, мечта мечтой, а меня с коллегами ждут люди, которым нужно помочь.
Image
Я – специалист по медицине катастроф. Я организую и оказываю медицинскую помощь в условиях чрезвычайных ситуаций. «Здесь надеются на лучшее, но всегда готовы к худшему», -- так говорят мои коллеги. Наши будни – это крупные пожары, наводнения, землетрясения и ДТП. Скажу честно, это работа, что называется, «на пределе». Во-первых, если в больнице работают по схеме «один врач – один пациент», то у нас чаще всего «один врач – много пострадавших». Во-вторых, спасать жизни нередко приходится прямо здесь и сейчас, в экстремальных условиях. Анестезиологи-реаниматологи, травматологи, хирурги, педиатры, токсикологи, радиологи, эпидемиологи – вот самые нужные в чрезвычайных ситуациях специалисты. Как правило, все они есть в территориальных центрах медицины катастроф, но если ситуация совсем критическая, на помощь приходят коллеги из других регионов. Самых тяжелых пострадавших транспортируют в федеральные центры в Москве и Санкт-Петербурге. В случае чрезвычайной ситуации времени и ресурсов почти всегда не хватает. А значит, на первом плане – уровень нашей подготовки и слаженная работа. Поэтому будущие специалисты по медицине катастроф проходят мощную специальную подготовку. Даже опытные врачи постоянно повышают квалификацию, ведь каждое новое достижение медицины может спасти множество жизней. Да, моя профессия престижна и хорошо оплачивается. Но это, конечно, не главное. Работа в сфере медицины катастроф – это всегда экстремальные нагрузки. Причем как физические, так и психологические. Мы чаще, чем другие врачи, сталкиваемся с тем, что не каждую жизнь удается спасти. Но мы бьемся за каждую. Возможно, это прозвучит громко, но в моей профессии могут работать только те, для кого спасение жизней – это призвание. По-другому долго не продержишься.